Домой Знаменитости ЗП Липа Тетерич: «У меня были очень тяжелые роды. Спасали ребенка, спасали меня»

Липа Тетерич: «У меня были очень тяжелые роды. Спасали ребенка, спасали меня»

27
0

Телеведущая точно знает: без трудностей не поймешь, что такое настоящее счастье. Подробности — в интервью

Липа Тетерич: «У меня были очень тяжелые роды. Спасали ребенка, спасали меня»

Липа Тетерич еще в юности была настроена на большую любовь. Сегодня она счастливая жена и мама троих детей: Лавра, Мелиссы и Никона. Посты телеведущей, в которых она делится забавными лайфхаками своей семьи, как не заскучать на карантине, вдохновляют ее подписчиков. В интервью Липа поделилась тем, что осталось за кадром: были и трудности, и страхи, и тяжелый опыт — но без этого и не поймешь, что такое настоящее счастье. Подробности — в интервью журнала «Атмосфера».

— Липа, вы креативно ко всему подходите, даже к домашним делам. Уверена, что и День влюбленных тоже интересно отмечаете.

— Эту дату — 14 февраля — мы отмечаем, но не как День святого Валентина. В юности я мечтала о своей второй половинке. Но понимала, что найти настоящую любовь не каждому дано. Не только в силу везения, но и личного выбора. Кто-­то предпочитает строить карьеру. И с этим у меня все было отлично, я пела в группе «Девочки». Мы были популярны, особенно в молодежной среде. Но я тот человек, которому важно дарить любовь и ощущать себя любимой. Сердце должно работать на сто миллионов оборотов. (Улыбается.) А у медийности есть и обратная сторона. Не каждый разглядит в «артисточке», которых почему-­то принято считать ветреными созданиями, жену, мать своих детей, партнера на всю жизнь. Должно было все совпасть. И я сделала запрос во Вселенную, нарисовала на листе бумаги молодого мужчину в очках, с портфелем. Еще я ходила к Матроне, просила дать мне какой-­то знак, когда я встречу свою любовь, чтобы я не ошиблась, не проглядела ее. И когда мы познакомились с Артемом, моим будущим мужем, я спросила: «Когда у тебя день рождения?» Он ответил: «14 февраля». Вот он и знак! (Улыбается). Поэтому в этот день мы празднуем день рождения моего любимого мужа, святого Артема, как я его называю. Мои коллеги знают меня как человека жизнерадостного, легкого, творческого, но они со мной не живут. (Смеется.)

— Неужели все так страшно?

— Нет, но у любой медали есть обратная сторона. И если человек умеет веселиться на полную катушку, так же на полную катушку он будет и расстраиваться, грустить. Мне говорят: «У вас идеальная семья!» Да, мне хочется делиться с миром позитивными эмоциями, и поэтому я выкладываю в соцсети фото семьи. Но откуда вы знаете, что происходит в промежутке между тем, как я делаю эти посты? (Смеется.) Мы так же выясняем отношения, как и другие пары, прикладывая определенные усилия для сохранения нашего союза… Помню, в первый раз я подарила Артему на день рождения подушку, вышитую своими руками.

— Так мило!

— Да, поступок для девушки из шоу-­бизнеса. (Смеется.) Мне хотелось сделать что-­то особенное, что бы его радовало и он вспоминал обо мне. Я еще и стишок сочинила: «Пух лебяжий на подушке пусть нашепчет тебе в ушко: ‘Мой Артем, ты самый милый, сладких снов тебе, любимый!» Такой интимный, романтический подарок. Потом я заказала на фарфоровом заводе тарелку по своему эскизу. Мой муж работает в энергетической отрасли. И там была картинка: сидят, обнявшись, кот и заяц, и подпись про то, что, пока он дает городам свет и тепло, я храню уют в доме. Потом родились дети — и были уже другие креативные поздравления: выученный стишок, разыгранная сценка. Мы взрослели вместе с Артемом и по кирпичикам строили свою жизнь. Я получала высшее образование, учась на журналиста, он защищал диплом, потом кандидатскую. Я стала работать на радио, появились телепроекты. Муж двигался по карьерной лестнице и сейчас занимает высокий пост. В плане карьеры он более успешен, чем я, но это и логично, потому что у него не было уходов в декрет.

— Кстати, в одном из интервью вы упомянули, что Артем не хотел жену-­артистку. Как же все-таки смогли сложиться ваши отношения?

— Мы познакомились в супермаркете. Встретились взглядами, и невольно я обратила внимание на набор продуктов в его тележке. Полуфабрикаты. Значит, холостяк. Он о чем-­то спрашивал продавца — и мне понравилась его грамотная речь. Сделав круг по магазину, мы снова столкнулись в рыбном отделе, улыбнулись друг другу, заговорили. Вышли уже вместе, он предложил попить чаю, и мы как-­то легко и естественно продолжили наше общение. Обсуждали самые разные темы, Артем оказался почти моим ровесником (на год старше), рассказывал про свою будущую работу, про то, что получает второе высшее образование, и обмолвился: «Мне все равно, чем девушка занимается, лишь бы артисткой не была!» А к этому моменту я уже понимала, что он мне очень нравится. И на следующий день (я не шучу!) я снова поступила в институт. (Смеется.) Я брала академический отпуск, потому что никак не получалось совмещать работу, гастроли с учебой. Но я знала, что наша группа будет существовать не всегда, и получить высшее образование нужно, встреча с Артемом меня подстегнула.

— На тот момент, видимо, было главной задачей, чтобы он где-­то по телевизору не увидел ваш клип?

— Да, и не понял, что его девушка и артистка на сцене — одно лицо. В итоге почти так и произошло. Мы уже довольно долго встречались: были и ухаживания, и романтичные переписки, и прогулки в парках. И вот однажды Артем пригласил меня в ресторан, в «Москва-­Сити», он тогда только открылся. Заходим, а навстречу — Андрей Губин, топовый в то время артист.

— И он с вами здоровается…

— Не просто здоровается, подходит обниматься. Спрашивает: «Липа, ну как ваши гастроли?» Артем потом сказал, что раньше у него мелькали какие-­то подозрения, а тут пазл сложился. Но к тому времени он уже достаточно хорошо узнал меня как человека. К тому же у него на мой счет тогда не было далеко идущих планов. Это я в своей голове уже рисовала…

— Свадьбу?

— Какую свадьбу! Я думала, в какие кружки будут ходить наши дети! (Смеется.) Ведь совпало, как я и загадывала: очки, портфель, серьезная профессия. При этом у Артема еще и прекрасное чувство юмора, которое меня покорило.

— И ничего, что бы вас насторожило, оттолкнуло?

— Нет. Притом что мы очень разные. Артем — как лед, а я — как пламя. Знаете, есть такие специальные рукавицы у сварщиков? Вот муж как раз обладатель таких рукавиц, которыми он может мою энергию обуздать. Я очень вольная и, если бы его не встретила, наверное, до сих пор бы колесила по миру, искала себя.

— А стали примерной женой и мамой троих детей. Хотя многие творческие личности утверждают, что быт — такая скука!..

— Нет, не соглашусь. И многие творческие люди так же творчески подходят к домашним делам. Другое дело, они не созданы заниматься только этим. Например, обожаемая мною Юлия Высоцкая: кулинария — не дело ее жизни, но обожаемое хобби. У нее же просто блокбастер на кухне! Я тоже предпочитаю с любовью и вдохновением подходить к домашним обязанностям. Мне скучно делать это просто так. Но если бы у меня не было любимой работы, я бы, наверное, ощущала себя несчастной.

— Вы изначально хотели большую семью?

— Да, я с детства представляла картинку идеальной семьи, чтобы собираться вместе, устраивать праздники. Наверное, потому что у меня самой такой семьи не было. Мама достаточно рано развелась с отцом — мне было полтора года, и на свет только появился мой брат. Она никогда не делилась, почему так произошло. Просто говорила, что это было правильное решение. Я занималась в разных кружках, мама всегда уделяла нам внимание с братом, и я не чувствовала себя в чем-­то обделенной из-­за отсутствия отца. Осознание, что ты растешь в неполной семье, приходит, кода попадаешь в социум. Как только в школе начинают спрашивать: «Кто у нас на дотации, у кого бесплатные завтраки?», ты понимаешь, что что-­то не так. Но настоящее откровение пришло, когда я сама стала мамой, родился Лавр, и я поняла, чего была лишена в детстве.

— Любой психолог скажет, что ваше горячее желание встретить ту самую, настоящую любовь на всю жизнь, родом из детства.

— Да, это стопроцентно так. Но и быть артисткой мне тоже хотелось. Но на тот момент это казалось проще, чем встретить парня своей мечты. (Смеется.) Важно не перепутать любовь со страстью, которая быстро улетучится. Потому что тот человек, в которого ты влюбилась, состарится, у него испортится характер, он может не добиться успеха, заболеть. Любовь помогает преодолеть все. Прекрасно, если через годы удается сохранить хотя бы несколько процентов от тех ощущений, которые вы испытывали в конфетно-­букетный период. И в те моменты, когда вы друг другом не довольны, ссоритесь, вспоминать, какими вы были, когда только встретились.

— Вот он — секрет счастливого брака!

— Да, я стараюсь выработать в себе эту способность. Пока не всегда получается. Мы с Артемом тринадцать лет вместе, и у каждого из нас бывает и плохое настроение, и проблемы на работе, какие-­то внутренние конфликты. Но я настроена сохранить наш союз. Несмотря на то что порой слышу от других: зачем терпеть? Это же так несовременно! Гораздо проще разорвать отношения, начать другие с чистого листа, чем починить то, что у тебя уже есть. Семейная жизнь — это как исторический центр города, который обязательно нужно сберечь.

— Артем помогает вам в домашних делах, с детьми?

— Да. Артем помогает мне во многом, наверное, это я его вдохновляю. Например, во время карантина мы поняли, что на наш адрес почему-­то долго идет доставка. Почему бы не попробовать испечь хлеб? И мы уже соревнуемся, у кого лучше получится чиабатта. Притом что во время карантина мы оба перешли на онлайн-­работу. У Артема совещания, переговоры, которые никто не отменял, и нужно, чтобы дети не шумели. Но даже в этих обстоятельствах он мне очень помогал. Так что сейчас хочу сказать: «Прости, что я тебя критикую. Я не права. Ты действительно много делаешь».

— Трое детей — это ваше общее решение?

— После рождения первого ребенка я думала, что никогда больше на это не решусь. У меня были очень тяжелые, эмоционально некомфортные роды. Спасали ребенка, спасали меня. После этого я стала аэрофобом, три года не могла зайти в самолет. Мне казалось, случится что-­то страшное. У меня было внеплановое кесарево сечение, я испытала ужасный шок. А до этого была настроена рожать дома, естественным путем. Я наблюдалась в лучшем на тот момент центре в Москве. Готовилась к родам, училась правильно дышать, делала гимнастику для беременных. И Артем ходил со мной на курсы. Моя акушерка, с которой я проходила беременность, должна была приехать ко мне домой, чтобы помочь в решающий момент. Мы упустили время, и я слишком поздно попала в роддом. А то, что меня сопровождала моя акушерка, было неправильным решением. Это как две хозяйки на одной кухне. Есть врач, который получил медицинское образование, он несет за тебя ответственность, и есть другой человек, который по-­своему видит процесс и на ухо тебе шепчет: так не надо. Ситуация была экстренная. Я плохо помню свои роды, я теряла сознание, сквозь туман слышала: спасайте ребенка… Мне сделали кесарево сечение, после чего я долго восстанавливалась и физически, и морально. Ведь я ходила на курсы, изучила весь процесс и знала, как важно родить самой. В итоге как раз самое главное я и не сделала. Сейчас многие медийные девушки делятся своим личным опытом, они наблюдались в том же центре, все прошло хорошо. Возможно, мне не повезло. Но, на мой взгляд, такое ответственное дело нужно все-таки доверять профессионалам, врачам, которые знают, как действовать и в нештатных ситуациях.

— Как же вы все-таки решились на второго ребенка?

— Сначала мне даже было страшно об этом думать. Лаврик подрастал. Я думала: «Есть один ребенок — и хорошо». А потом он стал просить братика или сестренку. А у меня на тот момент так отлично складывалось все в работе! Помню, приехала с «Новой волны», где была ведущей, такая заряженная, счастливая. И тут сын заявляет: «Мама, я помониторил: существует такая голливудская диета, нужно в сентябре есть устрицы и пить белое вино. И тогда в семье появится малыш». Я поняла, что ему это действительно важно. Сын пошел в школу, и так между детьми получится большая разница. Так что мы показательно отправились с Артемом в один московский ресторан есть устрицы — и диета сработала. (Смеется.) Это были совсем другие роды, другие ощущения. Рождение дочки вылечило меня от страхов и переживаний. Я, наконец, добавила женскую энергию в нашу семью. Причем в таком мощном количестве! Казалось бы, такая маленькая девочка — а с ее появлением стало намного теплее, уютнее. И когда спустя небольшое время я узнала, что жду еще и третьего ребенка, была удивлена и обрадована. Но первым делом посмотрела: когда следующая «Новая волна», успею ли я прийти в форму. (Смеется.)

— Этот фестиваль имеет для вас такое большое значение?

— «Новая волна» всегда была для меня мечтой. Еще когда я начала работать на Муз-­ТВ, за ней следила и делала работу в рамках фестиваля: была ведущей дискотек или прямого эфира. Мне казалось это очень красивой историей: сосны, Юрмала, песни, там всегда были самые классные номера и красиво одетые ведущие. Как-­то раз я подошла к дереву, вдохнула запах коры и мысленно попросила: «Пусти меня на сцену!» И когда через год я попала на «Новую волну» в качестве ведущей, можно сказать, я мечту в руки взяла.

— В этом году из-­за карантина все отменили?

— Взрослой «волны» не было, но была детская. Игорь Яковлевич Крутой не зря носит такую фамилию, он действительно крутой. По мне — супергерой обязательно должен творить добро. Пандемия коснулась всех, и по артистическому цеху она ударила очень сильно. В этот момент и нам, и зрителям не хватало позитивных эмоций. Большая заслуга Игоря Яковлевича в том, что детскую «Новую волну» разрешили провести — разумеется, с соблюдением всех правил. Столько было вложено труда, чтобы привезти детишек-­участников, но это было как глоток свободы. Столько радости принес этот праздник!

— Какие-­то новые форматы работы во время карантина открыли? Многие артисты стали блогерами.

— В этой ситуации я больше зритель. Сейчас блогерство приобрело такой размах, что нужно быть очень разборчивым. Появление подобных площадок встряхнуло всех, и профессиональных ведущих в том числе, у которых блогеры «отбирают хлеб». У зрителя есть возможность выбора — надоел телек, одни и те же лица, вот вам новые. Но чего я не могу понять, так это пренебрежительного отношения к артистам, которые много лет отдали сцене. Мне обидно читать такие комментарии. Эти люди своим мастерством, многолетним трудом заслужили право выходить на сцену. Я не понимаю, почему нет уважения к возрасту артиста и его творчеству. Да, пусть «Маргарите» Валерия Леонтьева тридцать лет, но эта песня крутая и в современной аранжировке звучит бесподобно! Если хочется новизны, есть другие площадки. Заходите в TikТok и смотрите.

— А сын уже говорит фразы: «Мама, ты отстала от жизни!»?

— Нет. Это я ему так говорю. Лавру тринадцать, и он суперсерьезный молодой человек. Одевается по-­взрослому. В то время, как его одноклассники сидят в социальных сетях, он читает, занимается шахматами, рассуждает на политические темы. Мне хочется, чтобы он был порасслабленнее, помолодежнее. А ему хочется быть моим папой, наверное, который спорит со мной совсем не по возрасту. Подозреваю, что сложно, но в другом смысле, будет с Мелиссой. Сейчас дочке четыре года, и она всех взбодрила. Она еще быстрее и креативнее меня, и это так странно, когда видишь свое «зеркало». Человек-­фонтан, очень творческая и увлекающаяся, хореография, танцы, актерское мастерство — все получается! Недавно я познакомила ее с выступлениями Моисеевского ансамбля, танцами народов мира. Она увидела «Казацкий танец», теперь просит сабли. Домашнее творчество с детьми — отражение моей профессии, потому что, когда в школах или кружках дают задания, мы во всеоружии. Снять сюжет про гномов — не проблема! Устроить спектакль — пожалуйста. У нас дома чемоданы с костюмами для детей. Если мы учим стихи, то читаем их с выражением, как на сцене.

— Вот лайфхак, как артисту не расслабиться на карантине.

— Да, артисту нельзя расслабляться, не стоит забывать, что эта профессия со взлетами и падениями, и надо грамотно распределиться по дистанции. Когда случается пауза, напоминать себе, что эта профессия и не предполагает счастливой размеренной судьбы. Не впадать в депрессию, не унывать, ждать своего часа. Самое важное, на мой взгляд, — добиться уважения коллег, чтобы тебя считали профессионалом. Пусть в данный момент ты не ведешь суперкрутого шоу, но о тебе помнят, ты на плаву — и обязательно случится что-­то хорошее.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь