Домой Знаменитости ЗП Дмитрий и Екатерина Ланские: «Все что угодно, кроме банальностей!»

Дмитрий и Екатерина Ланские: «Все что угодно, кроме банальностей!»

15
0

Экс-­­солист группы «Премьер-­­министр» и его жена считают, что их жизнь похожа на экшн-сериал

Дмитрий и Екатерина Ланские: «Все что угодно, кроме банальностей!»

Они вместе пятнадцать лет и за это время успели сыграть семь свадеб. И дело не только в подтверждении своих чувств. Дмитрий Ланской и его жена Екатерина считают, что жизнь — своего рода сериал, который должно быть интересно смотреть. Экс-­­солист группы «Премьер-­­министр» ныне композитор и продюсер. Его треки звучат в сериалах «Я худею», «Физрук», «Громкая связь», «Ольга». Екатерина — режиссер и продюсер, работала на Первом канале, в компании АРТЕС и у Игоря Крутого. Она часто выступает как режиссер клипов для группы мужа Lanskoy&Co. А в клипе «Бесконечное лето» Ланские снялись вместе с детьми, и в принципе это название вполне можно считать кредо этой творческой, яркой семьи. Подробности — в интервью журнала «Атмосфера».

— Вы познакомились на дне рождения Дмитрия. И он так романтично сказал, что закончилась одна глава жизни и началась вторая. Екатерина произвела такое сильное впечатление?

Дмитрий: Конечно, произвела. (Улыбается.) В тот момент, когда она вошла и подбежала ко мне поздравлять, рухнула подвеска с бокалами над барной стойкой. Раздался грохот, звон разбитого стекла. К счастью, никто не пострадал.

— Катерина, как вы попали на эту вечеринку? Вас пригласили друзья, вы что-­то про Дмитрия знали на тот момент?

Екатерина: Я много лет работаю режиссером у Игоря Крутого, и одним из наших проектов на телеканале «Россия» была «Горячая десятка». В этот день прошло уже несколько съемок, но друзья предложили: «А знаешь, сегодня еще Ланской празднует свой день рождения. Заглянем на праздник к красивому парню?» Мне понравилось сочетание: красивый парень и день рождения. (Улыбается.) Так что все сошлось. Кстати, был интересный момент: незадолго до этого, идя по коридору в «Останкино», я заметила человека с необычной сумкой, как у летчика, и в моей голове вспыхнула мысль, что ее владелец наверняка очень интересный человек. Полевую специальную сумку для командного состава офицеров, которая используется для хранения важных документов и карт, не у каждого второго можно увидеть. Я как режиссер мыслю образами и подмечаю детали. Эта сумка запала мне в душу как некий совершенный артефакт, с параллелью, что и владелец, скорее всего, само Совершенство, и хотя я видела только его спину — произошел «дзинь». Я подумала, что обязательно хочу знать историю такой удивительной вещи. И вот у Димы на дне рождения первое, что я увидела в руках именинника, — ту самую судьбоносную полевую сумку! Дважды «дзинь» — это уже точно знак. «Вот он, командующий моей жизни!» — подумала я. (Смеется.)

— Дмитрий, а вы верите в знаки, которые посылает судьба?

Дмитрий: Все в пространстве в неких знаках. Другое дело — насколько мы их замечаем и умеем расшифровывать.

— На тот момент жизни вспомните свое настроение, состояние духа. Какие цели вы перед собой ставили?

Екатерина: Мы оба были жуткие карьеристы. Не в том плане, что шагали по головам, а в смысле творчества. Кстати, нам часто говорят, что мы похожи как брат с сестрой и очень всем нравимся. И вот мы с Димой сошлись на том, что не ставим перед собой цели понравиться друг другу. Я могла ему учебник по физике почитать, он мне в ответ — «Тибетскую книгу мертвых». Мы общались на глубокие интересные темы, без какого-либо флера, желания произвести впечатление, и это было прекрасно.

— Насколько важно, чтобы спутник жизни был талантлив?

Дмитрий: На мой взгляд, вообще не важно. И что такое «талантлив»? По каким критериям можно это определить? Все очень иллюзорно. Спутники жизни не должны оценивать друг друга по социальным критериям: талантлив, успешен, богат. Любят не за что-­то, а вопреки. Партнер — это не вещь, его выбираешь не для того, чтобы похвастаться в обществе. Это человек, который тебе духовно близок и с которым собираешься пройти свой жизненный путь.

— А когда к вам пришло осознание, что Екатерина — тот самый человек?

Дмитрий: Мы достаточно долго и опасливо примерялись друг к другу. При том, что мы хорошо общались, и был взаимный интерес. Наверное, прошел год, прежде чем мы осознали, что все серьезно. Уже произошла автомобильная авария, в которую попала Катя, а я навещал ее в больнице. Была удивительная поездка в Индию, которая нас сблизила. Мы встретились, опаленные опытом прошлых отношений, и внимательно относились к выбору партнера.

— Екатерина, предложение руки и сердца стало для вас неожиданностью?

Екатерина: Первое предложение стало своего рода фаном. Мы полетели в Лас-­Вегас — это была рабочая командировка. Мне кажется, там не пожениться — вообще грех! (Смеется.) Я уверена, что жениться необходимо, и чем раньше, тем лучше. Недавно я подслушала разговор пограничников в аэропорту. Один рассказывал другому, как сильно ему нравится девушка, но они еще мало знакомы, он не знает, стоит ли делать ей предложение. И я через голову пограничника, проверявшего мои документы, кричала в окно сомневающегося из своего окна: «Обязательно женитесь! Если что не так пойдет, разведетесь, зато не будете ни о чем жалеть!» Очередь аплодировала. (Смеется.)

— На мой взгляд, вы натуры романтичные: сделали кольца из титанового стержня, который скреплял руку Екатерины после аварии, и свадеб у вас было аж семь в разных частях света.

Дмитрий: Мы оба уже много лет заняты в киноиндустрии, и у нас есть теория, что люди сами находятся в некоем сериале. Поэтому поддерживаем высокий рейтинг нашего. (Улыбается.) Фильм про нашу жизнь должно быть интересно смотреть, а нам в нем — существовать.

Екатерина: Недавно читала лекцию своим студентам, и они заявили: «У вас все так гладко складывается в жизни, как в кино!» Я говорю: «Да, ребята, только как в кино — это только видимость. Так было не всегда». Показала свой шрам после аварии. Еще, когда я была на пятом месяце беременности, у нас сгорел дом. Причем это произошло в 2008 году, когда грянул кризис. Много и прекрасного, и драматичного случилось за эти годы.

— А какая из ваших семи свадеб самая запоминающаяся?

Дмитрий: Наверное, основной для нас и наших родственников была церемония венчания в 2007 году. Это главное событие, все остальное — вокруг него.

— А я думала, для Екатерины самой яркой была свадьба в Индии, когда вы оба наголо обрили головы.

Екатерина: Кстати, вы угадали. Это событие действительно оставило очень яркие воспоминания. Обряд проводился по ведической традиции, у нас был храмовый слон, который благословлял нас своим хоботом, мы надевали традиционные одежды. И внутренне для меня эта индийская свадьба имела важное значение.

— Пятнадцать лет вместе — это долгий срок. Проходили через кризисные моменты?

Дмитрий: Вся семейная жизнь — это кризис, как мне кажется. (Смеется.) Мы с Катей оба очень амбициозны и не хотим уступать пальму первенства другому. Поэтому мы все время находимся в поиске компромисса. В нашей стране мужчина считается главой семьи, но, как вы могли убедиться, моя жена — очень яркая и сильная личность, поэтому мы пытаемся выстроить диалог, и порой это непросто.

— Возможно ли, чтобы два человека совпали, как пазлы в мозаике?

Дмитрий: Как правило, именно так и бывает. Но дальнейшая жизнь меняет эти пазлы. Смогут ли они остаться вместе, зависит от совместных усилий.

Екатерина: Ты тогда расскажи про свое прозвище! (Смеется.)

Дмитрий: Да, Пазл — это мой никнейм в семье. Второе значение этого слова — «головоломка».

— То есть вы непростой человек…

Екатерина: Я легких путей не ищу. (Смеется.) Недавно у нас была встреча с моей прекрасной подругой, художницей Baiba Baiba, с которой мы делаем совместный проект, и режиссером. И вот он что-­то важно и долго вещал, а в конце монолога заявил: «И вообще, я диктатор!» Baiba подняла невозмутимое лицо от чашки с кофе и произнесла: «Катя обожает диктаторов на завтрак, обед и ужин». Эта зарисовка вам все объясняет? (Смеется.)

— Важно, когда у супругов один «культурный код». В семье Дмитрия все занимались наукой. Екатерина, а кто ваши родители?

Екатерина: Я думаю, этот культурный код нас с Димой и объединил. Говорят, если хочешь понять, как будет выглядеть твоя жена через двадцать лет, посмотри на ее мать. Моя мама — хореограф и в свои шестьдесят с лишним лет элегантна и стройна. Они с Димой лучшие друзья. Иногда мне кажется, что это он ее ребенок, а не я, потому что она всегда на его стороне. (Улыбается.) Мой папа — балетмейстер, ездил с гастролями по всему миру, ставил прекрасные постановки в Японии. Очень яркий человек, который сильно повлиял на мое мировоззрение. Семья была творческой, мое детство — прекрасным, и когда-нибудь я напишу про это сценарий. Папа брал меня с собой в цирк на репетиции, мне было тогда лет шесть. И я тоже на арене показывала свои акробатические номера. (Улыбается.) Помню, у цирка не было денег заплатить за постановку. У них погиб лев, и нам отдали его тушу. Мы целый месяц ели мясо льва.

— Дмитрий, какая женщина вам досталась: она съела льва!

Дмитрий: Так я тоже не ищу легких путей. (Улыбается.) Любовная история поддерживается, когда есть сопротивление. Два полярных заряда, которые притягиваются, но при этом у них очень высокий градус отношений. Главное — пока есть желание находить консенсус.

— Когда мужчина чувствует себя виноватым, он приходит с букетом или подарком… У вас тоже так?

Дмитрий: Это стереотипное мышление. Мы не поступаем так, как все. И это тоже одна из основ нашего союза. Все что угодно, кроме банальностей. Только так можно поддерживать интерес к происходящему и сохранять высокий рейтинг в этом сериале под названием «жизнь».

Екатерина: Если бы Дима пришел с букетом после ссоры, скорее всего, этот букет полетел бы ему в лицо. Мы оба не терпим фальшь, фамильярность и лесть. Я ценю нетривиальные знаки внимания. Помню, мы сидели в компании, и я обратила внимание на цвет помады одной из наших знакомых. Спросила подругу, что это за бренд и оттенок. И вот на следующее утро Дима отвозил детей в школу, а я смотрела сладкие сны, открываю глаза, а в спальне — он с заветным тюбиком в руках! Он специально искал и купил для меня такую помаду. Я его об этом не просила, он сам догадался и порадовал меня. (Улыбается.)

— У вас творческий тандем. А ваш клип на песню «Жизнь в рассеянном свете» получил главный приз London International Motion Picture Awards. В работе тоже все непросто складывается?

Дмитрий: В профессиональной сфере как раз важно отделять личные эмоции от дела. В тот момент, когда мы находимся на съемочной площадке, мы в первую очередь коллеги и соавторы, а не муж и жена. Для меня процесс и то, что лучше для процесса, важнее доминирования. Важно быть открытым чужому мнению, слушать друг друга и доверять. Мы достаточно много создали вместе — не только клипы, но и двадцатисерийный проект для МТV, где Катя была режиссером, а я — продюсером. Кстати, у нас тогда только родился Платон, ему было два месяца, и он тоже присутствовал на съемочной площадке.

Екатерина: Каждые три часа я отбегала в гримваген со съемок — кормить ребенка грудью, потому что я против искусственного вскармливания. А Софии было два года, и когда мы приходили домой после двенадцатичасовой смены, наша соскучившаяся девочка просила внимания: «Поиграйте со мной». Так что мы с Димой — давняя и прочная команда. Тот сериал действительно был хорошо и качественно сделан, российский аналог «Секса в большом городе». Все наши знакомые были уверены, что после этого меня завалят предложениями, но взлета карьеры не произошло. Видимо, у судьбы свои планы. Но я благодарна, что все случилось именно так! И у меня были эти волшебные десять лет, когда я смогла ощутить вкус материнства в полной мере, заниматься детьми, выучить кучу прекрасных стихов — от «Я разный, я натруженный и праздный» до истории про «дурочку с маком». (Смеется.)

— Дети у вас тоже очень творческие…

Екатерина: Да, София помимо того, что играет на арфе, пишет книгу, еще и снимает маленькие видеосюжеты. Когда папа был вместе с нами на карантине, она начала снимать сериал, который назвала «Форест-­детектив», и давала нам разные задания в лесу. Платон увлекается поэзией, учится в музыкальной школе по классу ударных и маримбы. Он полностью соответствует своему имени: это рыцарь моего сердца, который впитал всю мою бесконечную нежность и папину ответственность и строгость. Когда Димы рядом нет, а мы с Софией, что называется, идем в разгул, именно Платон призывает нас к порядку.

— Вы люди, которые связаны с публичностью. Детям даете ориентиры, как относиться к успеху, славе?

Екатерина: Только собственным примером. Мне очень нравится, как они реагируют на все. Безусловно, они гордятся папой и мамой, но не хвастаются. Они у нас очень тонкие и чуткие, действительно высшие разумные существа. Вот буквально на днях, пока мама продюсировала спектакль и пропадала в театре сутками, сами сняли видео и выиграли на конкурсе WCOP The World Competition of performing arts в Голливуде.

Дмитрий: Не надо воспитывать детей — надо воспитывать себя.

— Как к ним пришло увлечение музыкой? София сама выбрала арфу?

Екатерина: В Москве у меня жуткий трахеит, и из-­за экологической ситуации мы решили жить на две страны. И вот, едва переехав в Юрмалу, прогуливаясь, я случайно набрела на прекрасное здание, вошла внутрь, и мне не захотелось оттуда выходить. Так и ходим теперь туда пять раз в неделю. (Смеется.) Первый человек, которого я встретила на пути, был директор легендарной школы в Латвии имени Эмиля Дарзиня — школы национального достояния! Это старейшее учебное заведение в стране, его заканчивал Раймонд Паулс. Несмотря на свой статус, директор оказался очень отзывчивым и внимательным человеком. Я рассказала про свою талантливую дочку. Он сказал: «Приходите на собеседование». Мы прошли собеседование и поступили на подготовку к школе. А чтобы попасть в эту школу, дети сдают экзамен по сольфеджио и специальности. И перед экзаменом есть большой концерт для юных дарований, где им представлены все музыкальные инструменты, чтобы выбрать свою специальность. Вот тогда София и заявила, что хочет играть именно на арфе. Мы шутим, что наши дети болеют гигантизмом (смеется), у каждого инструмент больше другого.

— Дмитрий, вы в свое время выбрали другой путь, не пошли по стопам родителей. А сейчас вам приятно, что детям, как и вам, нравится музыка?

Дмитрий: С одной стороны, это приятно. С другой стороны, у них к музыке есть очевидные способности. Я за то, чтобы предоставлять возможности для развития. А ребенок уже реализуется в тех сферах, к чему чувствует притяжение. Не факт, что они станут профессиональными музыкантами. Это сложный и достаточно жестокий путь. Для меня очень важно, чтобы был заложен некий культурный и интеллектуальный базис, понимание прекрасного. Возможно, наступит момент, и у детей поменяются ориентиры, они заинтересуются чем-­то еще и оставят музыку. С определенного возраста в классической музыке перестают делать разницу между детьми и взрослыми музыкантами. Чтобы продолжать заниматься, нужны внутренний импульс и страсть. У меня есть большое желание, и оно было озвучено в семье, чтобы дети получили начальное музыкальное образование, а дальше они вольны выбирать любую сферу деятельности, которая им нравится.

— Вам важно, чтобы дети реализовались в социальном плане?

Дмитрий: Главное, чтобы они были счастливы, это намного важнее социального статуса, огромного счета в банке, трех домов с бассейнами и парка машин. Внутреннее счастье — это то, к чему стоит стремиться в жизни. Мы с Екатериной работали на одних из самых обеспеченных людей в мире, которые входят в список «Форбс». В материальном плане они могли позволить себе практически все, но при этом были внутренняя несвобода и неотвеченные вопросы. Важна личностная целостность. В первую очередь ты должен быть в мире сам собой, а не доказывать что-­то социуму.

— Каковы плюсы и минусы жизни на две страны? Как я понимаю, ваша работа не требует постоянного пребывания в Москве?

Дмитрий: Музыкальное направление Lanskoy&Co — это лишь часть моей профессиональной жизни. С 2013 года я работаю продюсером в одной из самых больших компаний в киноиндустрии Good Story Media. Я запускаю команды, которые реализуют новые кино- и телепроекты. Мой день делится на две части: первую я провожу в офисе, на съемочной площадке и в монтажной, а вторую — в музыкальной студии, работая над музыкой к кино и сериалам. Жизнь в Юрмале хороша, но пока основой бизнес связан с Москвой. Обычно я провожу десять дней в Москве, пять — в Юрмале.

Екатерина: Со своей стороны могу сказать, что не просто так в XIX веке мужчины уходили в походы, а женщины оставались дома с детьми, учили стихи, музыкальные произведения, ставили домашние спектакли. И к приезду главы семьи наряжались и, головокружительно красивыми, демонстрировали свои умения. Кстати, с удивительной Марией де Валюкофф в этом году мы как раз начали заниматься возрождением традиции — Дачный театр. С аншлагами 5 вечеров в дачном театре Fabrika, что расположился в атмосферном оcобняке XIX века в Юрмале, прошли премьерные показы спектакля «Пиковая дама» по одноименной повести А. С. Пушкина. Надо нести в мир красоту и гармонию. В этом есть определенная логика. Дима пишет музыку, мы его не отвлекаем. Что главное для композитора? Тишина. И мы ему дарим эту тишину. Потом папа приезжает — мы его радуем, он радует нас, прекрасно проводим вместе время. И снова погружаемся каждый в свои жизненные процессы. Мы уважаем и ценим цельность каждого члена нашей семьи, его мирок, который нежно оберегаем, чтобы человеку было тепло и приятно творить.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь